Приступ свободы | ЧЕРНЫЙ СПИСОК
Приступ свободы | ЧЕРНЫЙ СПИСОК
черный список, книги, новые книги, книги читать, книги скачать, новые книги
149
portfolio_page-template-default,single,single-portfolio_page,postid-149,ajax_fade,page_not_loaded,,qode-theme-ver-5.7,wpb-js-composer js-comp-ver-4.11.2.1,vc_responsive
 

ЧЕРНЫЙ СПИСОК

СКАЧАТЬ КНИГУ


РАЗДЕЛЕНИЕ: Несколько слов о ‘Черном списке’


Едва ли не каждый день мое утро начинается с обзора новых законодательных мер по регулированию интернет-пространства, борьбе с пиратством и новых прений насчет точности определений в сфере копирайта. В ежедневых информационных потоках из горячих точек и мест всевозможных катастроф едва заметны новости о репрессивных законодательных мерах в интернет-пространстве. Мы привыкли к повсеместному доступу в Сеть и уже редко представляем себя без второго — «виртуального я». И это нас обезоружило. Заручившись открытыми источниками и экспертными мнениями, я предлагаю Вам посмотреть, во что превратилась интернет-пространство за последние пятнадцать лет.

В долгом и стремительном шествии жизненно необходимо совершать остановки не только для отдыха, но и для переосмысления или очередного подтверждения цели самого пути. Ретроспективный взгляд – единственный достойный учитель для будущих свершений. У нас нет будущего сегодня (все это лишь плод умозрительных конструкций), однако накопленный человечеством опыт присутствует повсеместно. Ограниченное и ситуативное его использование, может стать универсальным навыком в разных сферах: от бизнеса и личной жизни, до публичных выступлений и рассказов увлекательных историй.

Бум глобальных строительных проектов, бросавших вызов человечеству в целом и силе его фантазии в частности, завершился, оставив богатое технологическое наследие, подтверждающее высокомерное выражение «и это нам под силу». В 1843 году шаги первых посетителей раздались в туннеле под дном Темзы. В 1869 году открытие Суэцкого канала для судоходства навсегда изменило пароходное сообщение, а период Великой депрессии не стал преградой для тех, кто хотел вонзить в высокое небо острый шпиль Empire State Building. Буквально шесть лет спустя через пролив Золотые ворота раскинулся одноименный мост, считавшийся до 1964 года самым большим висячим мостом в мире.

Сегодня мало кого удивишь строительством «самого высокого» здания или «самого длинного» моста. Строительная «лихорадка» сменилась высокотехнологическими прорывами. Мы заново открыли информацию, начав стремительно ею делиться, накапливать и анализировать. Египетский царь Птолемей II был одержим идеей сохранения всех письменных трудов, именно поэтому в III веке до н.э. его великая Александрийская библиотека считалась единственным интеллектуальным хранилищем человечества. Сегодняшний объем цифровой информации в расчете на каждого жителя Земли – в 320 раз превосходит все хранившееся в Александрийской библиотеке (1). Подспорьем этому стало стремительное развитие интернета и его последующая социализация. Обратимся к цифрам.

Международным союзом электросвязи (МСЭ) было отмечено, что пользователями интернета в 2000 году были 400 млн человек по всему миру – 6,5% населения Земли. Спустя 14 лет (по данным компании We Are Social) «население» интернет-пространства составило 3,01 млрд пользователей. Дальше – 3,2 млрд человек (43% населения планеты) к концу 2015 года (по мнению МСЭ). Это прозвучит немного зловеще, но в 1960 году население планеты составляло примерно столько же. В общем, стоит задуматься. Данным МСЭ вторит крупнейшая в мире социальная сеть Facebook, однако эти цифры представляются для них в ином свете (2).

Подобно тому, кто видит наполовину полный или пустой стакан, Facebook уделяет внимание потенциальным пользователям – населению «офлайн» (пока «офлайн»). Их опасение – стремительное падение процента «новообращенных» в пользователи Всемирной паутины на протяжении последних четырех лет: с 14,7% в 2010 до 6,6% в 2014. В Facebook отмечают, что, такими темпами, ожидание следующего миллиардного юбилея может затянуться на пять лет (2).

Каковы последствия «инъекции» этих технологий в повседневную жизнь? Вопреки тому, что самым потребляемым медиа остается телевидение, о его нерушимости говорить не приходится – на втором месте уверенно закрепился Интернет. Серьезный результат, учитывая полувековую разницу технологий – в пользу телевидения, разумеется. Согласно последним данным агентства We Are Social, в среднем интернет-пользователь проводит в виртуальном пространстве 4,4 часа, используя персональный компьютер, и 1,7 часа – с мобильных устройств. 2,4 часа из общей массы пользователь расходует на всевозможные социальные сети. И все это, друзья, лишь начало. Результаты исследований американской компании GfK относительно времени использования Интернета подростками в возрасте от 13-ти до 17-ти лет показали рост в 37% еще с 2012 года. Итоги в часах – более 4-х в день на каждого подростка. Интересен и тот факт, что статистика проводимого в Сети времени неизменна для пользователей от 18-ти лет и старше. В общем, цифры вновь многое объяснили, но давайте этим абзацем завершим их строгий монолог (2).

В работе «Главный рубильник» Тима Ву отмечается: если главным отраслевым ресурсом является информация, то коренное ее изменение не заставит себя ждать. Например, когда завершилась эпоха независимых владельцев кинотеатров, а на смену им пришел продукт массой культуры в виде студии «Hollywood», киноиндустрия в США перестала быть наиболее открытой отраслью страны, став самой контролируемой (3).

Что-то схожее происходит сегодня с интернетом. Появившиеся на заре массового интернет-пространства манифесты, смело, порой напыщенно, заявляли об ожиданиях еще небольшого онлайн-сообщества, увидевшего едва ли не безграничные возможности новой эпохи.

«Призрак бродит по современному миру, призрак криптоанархии. Компьютерные технологии стоят на пороге того, чтобы дать возможность отдельным людям и группам общаться и взаимодействовать абсолютно анонимно. Два человека смогут обмениваться сообщениями, заниматься бизнесом, заключать электронные контракты, не имея возможности установить Подлинные Имена, личности друг друга. Взаимодействие в Сети невозможно будет отследить из-за многократных изменений маршрутов зашифрованных пакетов и предупреждающих от несанкционированного вмешательства блоков, которые наделяют криптографические протоколы практически идеальной защитой». — Из «Манифеста криптоанархизма» (1992) Тимоти Мэйя (4).

«Истинную силу правительствам дает согласие тех, кем они правят. Нашего согласия вы не спрашивали и не получали. Мы не приглашали вас. Вы не знаете ни нас, ни нашего мира. Киберпространство лежит вне ваших границ. Не думайте, что вы можете построить его, как если бы оно было объектом государственного строительства. Вы не способны на это. Киберпространство является делом естества и растет само посредством наших совокупных действий». – Из «Декларации независимости киберпространства» (1996) Джона Перрси Барлоу (5).

Чтобы понять, насколько утопичными сегодня кажутся прежние взгляды на Сеть, достаточно одного абзаца из «Призыва к криптографическому вооружению» (2012) Джулиана Ассанжа:

«Тропы зашифрованных коммуникаций, переплетаясь, смогут создать целые регионы, свободные от внешней принуждающей силы государства. Свободные от массового перехвата. Свободные от государственного контроля. Поскольку государства погружаются в интернет, а будущее интернета становится будущим нашей цивилизации, мы должны изменить диспозицию сил. Пришло время вооружаться технологиями нашего нового мира, для того чтобы сражаться за самих себя и тех, кого мы любим». (6)

За несколько месяцев до появления «призыва» Ассанжа, в России был принят Федеральный закон № 139-ФЗ от 28 июля 2012 года. Закон позиционировался в качестве ограничителя детей от вредной информации. Широко тиражировалась борьба с детской порнографией, популяризацией наркотиков (методы изготовления и использования наркотических веществ) и суицидом. В законе значится создание «черного списка» сайтов, попасть в который может и тот, что распространяет информацию, «запрещённую к распространению в России решениями судов». Опыт интернет-пользователей и компаний подсказывал, что за благими намерениями скрывается нечто иное – цензура русскоязычной части интернета. Разобраться с масштабами применения этого закона мне помог руководитель проекта РосКомСвобода Артем Козлюк:

«Все законы по блокировке в России предоставляют возможность операторам связи блокировать не только конкретный запрещенный контент, но и десятки тысяч интернет-сайтов, которые находятся на тех же сетевых ресурсах и IP-адресах. Эти сайты не несут в себе никакой запрещенной информации, а просто попадают под блокировку «заодно». И таких интернет-ресурсов, согласно нашему мониторингу, который проводится со времени первых законов по блокировке 2012 года, более 1,2 млн. Мы собираем эту статистику и предоставляем в открытом виде. Каждый может ее перепроверить самостоятельно, используя различные сетевые инструменты (проанализировав IP-адреса, которые заносятся в реестр со стороны Роскомнадзора и других госорганов, имеющих право блокировать сайты во внесудебном порядке). Поэтому более 1,2 млн. сайтов попали под блокировку, что составляет порядка 96% от общего числа заблокированных ресурсов. 4% блокируются напрямую. Большое число из них являются необоснованными решениями. Про такие случаи мы практически каждый день сообщаем всем нашим подписчикам. Когда, например, Госнаркоконтроль блокирует сайт венгерской Академии наук, публикующей исследования в области наркотических средств: абсолютно открытые, имеющие библиотечные идентификаторы и не являющиеся секретными. А также когда Роспотребнадзор запрещает распространение видеороликов, которые в других странах выступают социальной рекламой и наоборот направлены на предотвращение несчастных случаев и являются эффективными. То есть с помощью этой социальной рекламы уменьшается количество несчастных случаев, а в России Роспотребнадзор считает, что они являются пропагандой суицида у детей. Даже если вынести за скобки адекватность/неадекватность решений, 96% совершенно непричастных сайтов подвергается блокировке – это огромное количество. Многие с этим уже сталкиваются: блокируются сайты дизайнеров, программистов, авторские и журналистские сообщества – ресурсы абсолютно различной тематики и посещаемости. Поэтому мы рассказываем о средствах и способах, как можно за один-два клика обойти блокировку и зайти на сайт. Тем самым мы показываем, что пользователи имеют право получать доступ к информации и интернет-ресурсам». (А. Козлюк (2016, Июнь). Интервью по Skype.)

Ограничиваться черным списком сайтов было бы достаточно примитивно. Нужны проправительственные блогеры, «диванные войска», сотни аффилированных с кабинетами власти ресурсов и т.п. Но! Главный фактор – законодательство. Для любого активного интернет-пользователя очевидным является тот факт, что в постсоветских странах законодательство в цифровую эпоху перестало быть адекватным действительности и требует скорейшей модернизации. Однако под словом «модернизация» власть предержащие понимают регулирование, перенос серверов на территорию страны и предоставление полного доступа к данным пользователей. Еще год назад в книге «Черный список» был следующий абзац:

«Роскомнадзор разработал законопроект, вносящий правки в действующее законодательство РФ и регулирующий работу мессенджеров на территории страны. Правки предусматривают работу таких приложений только при заключении соответствующего договора с операторами связи и при уведомлении о своей деятельности Роскомнадзора. В законе предусматривается, что все пользователи приложений должны быть идентифицированы, что позволит ограничить рассылку нежелательных сообщений, проще говоря, «спама». На этом авторы законопроекта ставят точку, хотя все мы понимаем, что девиз «борьба со спамом на уровне государства» звучит нелепо. А может, мир настолько изменился… Как сообщается, поручение о разработке поправок было получено от Администрации Президента (АП) РФ «в связи со сложной геополитической ситуацией». На момент написания этих строк вышеуказанные правки еще рассматриваются и корректируются соответствующей рабочей группой, и о дате вступления их в законную силу говорить пока рано.»(К. Лобецкий. Черный список [The BlackList] (2016). Доступно по адресу: http://www.hardcore.today/portfolio_page/blacklist/)

Сегодня же полным ходом идет кампания — сродни военной — по дискредитации и дальнейшему запрету мессенджера Telegram. Невозможно не заметить, как прогрессивные взгляды его основателя Павла Дурова еще со времен противостояния «ФСБ-ВКонтакте» пошли вразрез с текущей российской властной действительностью.

«Telegram не выдает данные или ключи шифрования третьим лицам включая правительства, — заявил «Известиям» Дуров. — Законы, принимаемые в отдельных странах, не повлияют на эту политику»

Стоит отметить, технологии противодействия сторонним вмешательствам в приватную переписку пользователей стали отличительной чертой Telegram с момента его появления. В дальнейшем этот тренд был подхвачен другими популярными мессенджерами. Сегодня технологией шифрования передаваемых сообщений никого не удивишь, а точнее – она стала неотъемлемой частью качественного и технологичного продукта.

Как показывает практика, архитектура Cети и желание пользоваться полюбившимися сервисами, способны отстоять свое право на свободный доступ к информации. Всплеск использования в Украине VPN, анонимного браузера TOR и прочих сервисов для обхода блокировок российских ресурсов, попавших под действие санкций, лишний раз это подтверждает. Давайте не отказывать себе в удовольствии от игры, где одна сторона запрещает и регулирует, а другая – делает вид, что все эти ограничения работают.

СКАЧАТЬ КНИГУ


СПИСОК ИСТОЧНИКОВ


(1)  Mayer-Schonberger, V.M., & Cukier, K. (2013). A Revolution that Will Transform How WeLive, Work, and Think. New York: Houghton Mifflin Harcourt.

(2)  Лобецкий К. (2016). Черный список [The BlackList]. Available fromhttp://www.hardcore.today/portfolio_page/blacklist/

(3)  Wu, T. (2010). The Master Switch: The Rise and Fall of Information Empires. New York: Alfred A. Knopf.

(4)  May, T. C. (1992, November 27). The Crypto Anarchist Manifesto. Abstract retrieved fromhttps://www.activism.net/cypherpunk/crypto-anarchy.html

(5)  Barlow, J. P. (1996). A Declaration of the Independence of Cyberspace. The Electronic Frontier Foundation. Abstract retrieved from https://www.eff.org/cyberspace- independence

(6) Assange, J. (2012, December 5). A Call to Cryptographic Arms. Cryptome. Abstracts retrieved from https://cryptome.org/2012/12/assange-crypto-arms.htm